Наверх

Афиша Тюмени / Киноафиша

Джейн глазами Шарлотты Премьера

Джейн глазами Шарлотты

16+

Актриса, певица, икона стиля, муза — этими словами можно описать и легендарную Джейн Биркин, и её дочь Шарлотту Генсбур. Вторая теперь ещё и режиссёр: Шарлотта сняла свою первую картину, чтобы рассказать о собственной матери так, как никто другой рассказать бы не смог. Тридцать пять лет назад кинопортрет Джейн Биркин создала Аньес Варда. «Джейн Б глазами Аньес» получился экстравагантным и игривым фильмом, влюблённым в свою красивую героиню, которая примеряла разные наряды и роли, оставаясь загадочной и ускользая взглядом от камеры. Название «Джейн глазами Шарлотты» очевидно отсылает к картине Варда, но кинодебют Шарлотты Генсбур устроен совсем по-другому. Мать и дочь не наряжаются и не играют чужих ролей, — наоборот, за долгими беседами стараются докопаться до собственной сути, обсудить то, что за годы накопилось за фасадом их общей семейной легенды. Использовать документальное кино, чтобы поговорить по душам с собственной мамой — это, безусловно, провокационный шаг. Но одновременно и очень естественный для героинь этой истории, которые так привыкли жить под прицелом камер, что в фильме о самих себе наконец-то могут расслабиться и поделиться тихим, искренним, личным — не только друг с другом, но и со зрителями. Фильм открытия кинофестиваля Beat Film Festival (2022).

Подробнее
Птицы как мы Премьера

Птицы как мы

6+

Укрывшись под кроной раскидистого дерева, живёт колония птиц. Больше всего жители колонии боятся окружающего мира. За время долгой изоляции они даже позабыли, как летать. Но однажды находится одна красивая и немного безрассудная птичка по имени Хупу, которая отваживается бросить вызов системе. Когда она оказывается за пределами колонии, за ней организуется погоня. Глава колонии Кондор, его молчаливый помощник филин Хасан и крошечная смешная птичка Ми пытаются остановить беглянку и вырвать её из лап того «кошмара», что творится снаружи. К этой пёстрой компании присоединяется нетопырь, который навязывается им в проводники. Птицы пока не знают, что их проводник слеп, а нетопырь не догадывается, что его компаньоны не умеют летать. Впереди их ждёт невероятное приключение, во время которого каждый научится чему-то новому, а самое главное — они все смогут преодолеть свои страхи.

Подробнее
Война и мир

Война и мир

16+

В спектакле нет ни впечатляющих батальных сцен, ни пышных интерьеров русских дворцов, ни даже исторически досконально воссозданных костюмов. Туминас с его литовским космизмом и метафоричностью пошёл дальше — в самую суть, философию и картину мира не столько самого романа, сколько русского человека вообще. - интернет-издание «Time Out. Москва» Не война как действо занимает воображение режиссёра, а её холодящее прикосновение к жизни, весь смысл которой в постоянном роевом движении и преображении, переходах от лёгкости к тяжести, от прозрения к помрачению, от сгущения туч к просветлению. То лёгкая, воздушная, то густая пластика, бег человеческих историй по расчерченным толстовским линиям, дорогам жизни и смерти. Неспешно листающему страницы романа режиссёру не нужны ни машинерия сцены, ни батальные скопления масс на ней. Здесь только материя-жизнь под флагом, под жестоким давлением войны, проникшей во все поры жизни. У Туминаса герои неистово носятся по сцене от одной стороны рампы к другой, словно пытаясь догнать и удержать стремительно уходящие дорогие мгновения… - газета «Экран и газета» Обращаясь к роману «Война и мир», Туминас свободен от той зависимости, которая свойственна соотечественникам русских классиков, со школьных лет подавленных её духовной мощью, универсальными претензиями и авторитетом. Литовский режиссёр, он пользуется преимуществами своей локальности, и смотрит на великую литературу как бы со стороны, искоса, что и позволяет увидеть в ней неожиданные ракурсы. - журнал «Театр», блог Римас Туминас: Мы творим, оформляем, вкладываем судьбы, парадоксы, безумие, любовь, радость, отчаяние. Мир красивый, эстетичный, театральный, очень хрупкий и как будто бы лёгкий – всё это поглощается кометой. Под этим облаком, этой заражённой войной зоной, вступают некие другие способы нашего рассказа. Для театра всегда интересен слом истории, переход эпох. Спектакль требует элегантности, простоты. Нужно и можно нарушать представление о том, как надо. Не бояться. Всё пробуждают воспоминания. Память – это «родина души». И эта родина детства присутствует не только как тема спектакля. Всё идёт из детства. С этой войной что-то стряслось, и что-то пошло не так. На фоне войны пропадает логика, вступают некие другие законы. Нужна другая игра. Как только зритель предугадывает ваше следующее действие, актёр становится не нужным. Очень важны психологические кульбиты – в поступках, в мыслях. Это ваша обязанность: цирк сознания, переворотов, изменения души, настроения, порывов. Обязанность нашей профессии – раскрыть слово, мысль.

Подробнее
Доктор Фауст

Доктор Фауст

16+

<a href="https://afisha.yandex.ru/events?tag=TheatreHD" target="_blank">Все события TheatreHD</a> Спектакль в двух действиях с антрактом. Постановка Шекспировского театра «Глобус». Все мы отчаянно стремимся к тому, чего не можем получить. За что вы были бы готовы продать свою душу? «Да, закали свой разум смело, Фауст, чтоб равным стать отныне божеству!» — такой выбор делает герой трагедии Марло и вызывает из преисподней силы, превосходящие человеческое разумение. Любые желания отныне исполнимы, мановению руки подвластна самая могущественная магия, сонмы пугающих существ готовы служить тебе ежечасно. Но неминуемо надвигается расплата. Стоила ли сделка с дьяволом адских мук?… Кристофер Марло, распутник, повеса, шпион, дуэлянт, ровесник Шекспира и бОльшая звезда, чем Шекспир в своё время, стал автором первой драматической обработки легендарного сюжета про учёного, готового продать бессмертную душу ради сверхчеловеческого знания и власти. Именно с пьесы «Трагическая история Доктора Фауста» начинается длинная череда художественных интерпретаций конфликта веры и науки, смирения и гордыни: через вольнодумного англичанина к этому мощному образу пришли Гёте и Гейне, Пушкин и Брюсов, Томас Манн и череда других классиков. Добившийся успеха во многих науках, но разочарованный в силе человеческого мозга Доктор Фауст (Пол Хилтон) заключает с дьяволом сделку: 24 года Мефистофель служит ему верой и правдой, исполняя любые желания и даря вожделенное знание, но по истечении срока Фауст должен отправиться с ним в ад. Мефистофель (Артур Дарвилл) честно исполняет условия договора, но это не спасает Фауста от гнетущих мыслей о том, что срок страшного контракта истекает… Первая постановка пьесы Марло в современном театре «Глобус» была доверена Мэтью Данстеру («Палачи», 2016) — и опытный британский режиссёр остроумно обошёлся с не самым простым текстом. Разные акты пьесы Марло настолько разнородны по стилю, что некоторые исследователи приписывают другому автору сатирические, «потешные» сцены, где дьявольские проделки Мефистофеля намеренно снижаются и высмеиваются. Кроме того, в образах борющихся за душу самонадеянного учёного ангелов добра и зла и аллегориях семи смертных грехов у Марло ещё звучат отзвуки средневековых моралите, — справиться с этим калейдоскопом и сохранить трагический и мистический нерв текста сможет далеко не каждый. Данстеру это удаётся — он на полную запускает хитроумную театральную машинерию елизаветинского театра: оживающие книги, драконы, настоящее адское пламя, полыхающее на сцене, дым, устрашающие маски, черепа и прочие дьявольские спецэффекты, поражавшие воображение неискушённых зрителей партера во времена Шекспира и Марло, производят зловещее впечатление и сегодня. «Сотворено для человека небо, и потому он лучше всех небес», — искусительная фраза Мефистофеля в устах очень сдержанного и мрачного в этой роли Артура Дарвилла звучит почти как саркастическая реплика Гамлета «Что за чудо природы человек!». И не случайно. Марло, хотя и делает реверансы официальной религии, отстраняется от осуждения и грешника, и коварного беса. Трагедия Фауста, отчаянье которого в финале пьесы прекрасно играет Пол Хилтон, в изложении Марло выглядит иллюстрацией тезиса «благими намерениями вымощена дорога в ад». Да и представитель этого ада — вовсе не воплощение лжи; Мефистофель, сам падший демон, скорее сочувствует учёному, а возможно, в его лице и всему человечеству. В пику Шекспиру, о котором неизвестно практически ничего (включая вопрос из вопросов — кто был настоящим автором его канона), Кристофер Марло был самым колоритным и скандальным персонажем театрального Лондона конца XVI века. Если бы в елизаветинские времена уже существовали The Sun и Daily Star, Марло был бы их излюбленным героем. Шпион, кутила, дебошир, безбожник, развратник, автор бессмертной цитаты «тот, кто не любит табак и мальчиков — идиот», Марло мог похвастаться самой чудовищной репутацией в век, когда чудовищными репутациями мерились словно размером гульфика. После смерти драматурга в пьяной драке «миф о Марло» обогатился бытовой чертовщиной; по одной из легенд, во время представления «Доктора Фауста», «к великому изумлению актёров и публики» на сцену пожаловали настоящие бесы. Некоторые из зрителей, «обескураженные страшным видением», сошли с ума, а один из актёров, Эдвард Аллейн, выйдя на пенсию, до конца жизни занимался благотворительностью. Постановка «Глобуса» далека от того, чтобы сводить с ума наиболее впечатлительных театралов, хотя бытовой чертовщины и в ней навалом: «волшебных» театральных фокусов вроде горящих адским пламенем книг, магических дымовых завес или визита Люцифера собственной персоной в компании Вельзевула и нечисти помельче. Спектакль вообще чрезвычайно богат на сценографическую и пластическую дьяволиаду: чего стоит хотя бы эффектное явление Мефистофеля в виде гигантского козлиного черепа или комическая презентация семёрки одушевлённых смертных грехов. Вся эта несусветная катавасия реализована настолько убедительно и с виртуозными переключениями темпа и ритма действия — что невольно затмевает собственно актёрский состав, уверенно ведомый Фаустом-Хилтоном (киноманы наверняка помнят его по роли герцога Октава в биографической драме Рауля Руиса «Климт» (Klimt, 2006)). Что касается собственно драматургической канвы, то зритель, привыкший к торжественно пафосным интерпретациям легенды о Фаусте, должен подготовиться к длинной комической интерлюдии, разрезающей пьесу Марло надвое и изрядно отвлекающей от основного действия. Исследователи до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно этих комических сцен: некоторые считают их позднейшими вставками и следствием посмертной редактуры, другие признают неотъемлемой частью эклектичного авторского замысла. Как бы то ни было, но более чем двести лет спустя Иоганн Вольфганг Гёте, разрабатывая структуру своего «Фауста» (особенно его второй части), воспользовался большинством идей Марло, включая всё разнообразие комических дивертисментов. Поэтому вряд ли стоит идти по пути авторитетной газеты The Guardian и обвинять постановщика этой версии Мэттью Данстера в легковесности и «нестрашности» трактовки. В его спектакле достаточно блестящих режиссёрских идей — вроде оживших книг первой, «некромантской», сцены в библиотеке или ксилофонно-кабаретного сопровождения самых сверхъестественных моментов действия — чтобы говорить о ней серьёзно. Кроме того, финал пьесы — гениальный поэтический монолог Фауста, молящего Бога об отсрочке последнего приговора и своего низвержения в ад — получился, в сопровождении инфернального набата и мрачной музыки, по-настоящему зловещим. Шпион, дебошир и атеист Марло остался бы доволен — как и пантеист, и член тайного совета Гёте.

Подробнее

Что здесь?

У нас вы найдете информацию что сегодня в кино во всех кинотеатрах Тюмени. Сможете забронировать билеты по цене кинотеатра, а иногда и дешевле.

Мы стараемся предоставлять информацию о всех кинотеатрах Тюмени.

Каждую неделю мы отправляем нашим подписчикам подборку интересных событий ближайших дней.

Подпишитесь, чтобы не пропустить самое интересное в городе!